Кровь Барыни - самые страшные истории в мире из реальной жизни > Страшные истории > Про домового, барабашку, полтергейст > Нехорошие квартиры

Нехорошие квартиры

История, которую хочу рассказать, связана с одной обычной пятиэтажной хрущёвкой. Зайдя в этот дом, не почувствуешь и не увидишь ничего сверхъестественного. Тускло освещенный подъезд, обшарпанные стены, двери жилых квартир, одним словом – дом как дом, каких полно в городах нашей страны. Но есть у этой хрущевки одна особенность – а точнее, у трех находящихся друг под другом квартир в одном из подъездов. Квартиры эти, как говорится, “нехорошие”. Уютные, светлые двухкомнатные квартирки, расположенные в центре города, не смотря на такое благоприятное устройство, меняют хозяев чуть ли не каждый месяц. Единственный “долгожитель” из всех, кто когда-либо обитал в этих жилищах, – моя дальняя родственница, одинокая бездетная пенсионерка. Нижеописанные случаи, от которых мне откровенно стало не по себе, были рассказаны этой смиренной старушкой за чашечкой чая, в ее светлой комнатке. Живет она на пятом этаже, с него, пожалуй, и начнем и пойдем потихоньку сверху вниз.
Как- то в один из таких солнечных дней затеяла тетя Нина (назовем ее так) стирку. Поставила на стол на кухне корзину с бельём, повернулась, чтобы взять из шкафчика порошок, и к корзине. И тут полный ступор – белье, наволочки, кофты, простыни так же мирно лежат в своей корзинке, но все связано в сотни узлов. Стала разбирать – где-то вообще один рукав, а остальное отдельно, но тоже в этой “цепочке”. Вот и постирали!
Случаи с подобного рода чертовщиной происходили периодически и неоднократно. Но, как известно, человек ко всему привыкает, так и тетя Нина привыкла. Привыкла, что может упасть с пятого этажа горшок с цветком, стоящий от окна в четырех метрах, да и находить в ванне на полочке с зубными щетками книжки типа “биография Эйнштейна” стало обычным делом. Во-от.
Был еще случай с уборкой. Стала тетя Нина протирать под кроватью шваброй. Протирает туда-сюда, сюда-туда (ну все ж в курсе, что пока у хозяйки пол не будет блестеть, как в рекламе “Мистера Пропера”, она не успокоится), и тут ее швабра начинает натыкаться на какую-то преграду. Тетя Нина опускает голову, смотрит под кровать, а там сидит нечто рыжее, мохнатое, не то кошка, не то собака, и тоже смотрит на тетю Нину, у которой дома из живности не то что кошка или собака – таракан не проползал. Тут напуганная пенсионерка, позабыв про радикулит, вскакивает и отодвигает кровать, а там… пол и ничего больше, ну и швабра, конечно.
А лет пять назад Нина Федоровна очень заболела, сначала в больнице, а потом дома лежала целыми днями в постели. Лежит она так вечерком, смотрит телевизор, чувствует себя лучше, и болезнь вроде отступает. Вдруг видит, на балконе кто-то шуршит, ходит, ну а на окне-то шторы, не видно ничего. Но ясно – там точно кто-то есть. Конечно, можно было, как в типичных фильмах-ужастиках, встать и медленно пойти на балкон под страшную напряженную музыку, но вместо этого тетя Нина приподнимается на своей кровати, одной рукой берет телефон на случай, чтобы позвонить либо племяннице, либо сразу 02 – ну это по обстоятельствам, в другую трость – грозное оружие наших пенсионеров. И тут дверь балкона начинает открываться, заходит дедок пренеприятной наружности, сосед снизу, и, ничего не говоря, подходит к тумбочке возле старушки, опирается на нее и смотрит на нашу старушку, ухмыляется и исчезает. Взял и исчез. Просыпается тетя Нина утром: фу, блин, то ли бред в связи с болезнью, то ли просто сон, приснится же такое – сосед-алкаш с балкона пришел, что к чему. Встает и идет к этой тумбочке, к своим таблеткам. А там на лакированной столешнице тумбы след, след от ногтей, будто кто-то поцарапал. И причем в том месте, где во сне оперся дедок. Ну, говорит, жутко стало каждый раз на эту царапину любоваться, и продала тумбочку местному антиквару. Это в январе было. А в феврале звонок в дверь – оперативная служба, приехали допрашивать свидетелей. Говорят, соседа снизу собутыльники по пьянке зарезали, квартиру обчистили, а дедка этого на балкон стащили и всяким хламом накрыли. Тетя Нина как раз в больнице была. Соседи заметили, конечно, что пропал их шумный сосед. Но мало ли куда, уходил он надолго и часто, ничего мол, вернется, и в органы не обращались. А обнаружили его случайно. Вот, допросили, ушли. Но одно заставило любившую чаепития интеллигентную пенсионерку этим чаем поперхнуться. Стали когда прощаться, следователь вздохнул и промолвил задумчиво: “Странно, конечно, что жильцы ничего не слышали, вон у него под ногтями даже дерево нашли, будто ногтями за что-то ухватился со всей силы, мда-а-а”, – и ушел. А в квартире той потом уже никто не задерживался.
С третьей квартирой тоже связана мистическая история. Там жила молодая женщина, подруга тети Нины, развелась и была очень рада, что нашла такую квартирку за такую смешную цену. Но не прошло и полгода, как с ней случилось несчастье. Милая, здравомыслящая, состоятельная, она попала в какую-то секту и стала выносить туда все ценное. А до этого она как-то уезжала в отпуск, и на всякий случай, если квартиру взломают воры, оставила на хранение шкатулку с драгоценностями Нине Федоровне. И кто его знает, что там произошло, но вернулась она как под гипнозом. Глаза пустые, безжизненные, а через неделю бедная женщина выбросилась из окна. И с той поры появилась в доме новая чертовщина – черная кошка. Видели, как эта кошка выпрыгивала из того самого окна, с третьего этажа. Видели это всего раза три, а вот новых жильцов этой квартирки черная кошечка откровенно терроризировала. Однажды возвращалась тетя Нина домой и новую соседку встретила. Вторая неделя, как они переехали. Оказалось, знакомая, когда Нина Федоровна еще в библиотеке работала, школьницей к ней все за книгами бегала – городок-то небольшой, да и мир тесен. Разговорились – вот, говорит, замуж вышла, квартиру по цене да и вообще по всем параметрам наконец подходящую нашли, хватит уж у родителей ютиться, да и ребенок появился. Ладно, разлюбезничались, раскланялись и распрощались. Девушка стала открывать свою дверь, а тетя Нина подняла свои сумки и уже направилась подниматься на свой этаж. Глянула мельком на открывающие руки девушки – матерь божья, руки исцарапаны в клочья. «Наташ? Что это у тебя с руками?» Тут у Наташи из глаз брызнули слезы. Открыли, зашли к ней домой, а там в зале обои в тряпки, в клочья изодраны. И кроватка детская пустая – к родителям мальца забрали, после того как царапинки и у него стали появляться. А собака их вообще туда заходить еще при переезде категорически отказалась, заскулила и за мужа спряталась, тоже у родителей осталась. Зашла бы, тогда можно было бы объяснить, откуда в доме иногда находятся кусочки черной шерсти, но как объяснить, куда они исчезают? Слушая ее, тетя Нина вспомнила, что прежняя хозяйка брюнетка была, волосы длинные, красивые… А потом, когда произошло все это с ней, обкорнала свои локоны. Не прошло и недели, как Наташа с мужем съехали с этой светлой солнечной квартирки.
Драгоценности, которые остались у тети Нины, она отдала племяннице, та надела их как-то на праздник и тот же вечер сломала ногу (но тут уж неясно, произошло это из-за драгоценностей или потому, что был праздник), но, наслышанная этих мистических историй и после этого случая, племянница Нины Федоровны продала их в ювелирную лавку. “Вот та-ак”, – тетя Нина вздохнула и пошла ставить чайник.

Оставить ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *