Кровь Барыни - самые страшные истории в мире из реальной жизни > Страшные истории > На ночь > Глазоньки

Глазоньки

Я вчера поехала на дачу к подруге, с ночевкой, вечером мы сидели на кровати (на первом этаже), и вдруг заиграла противная песенка от детской игрушки “Руль”, но в доме никого кроме нас, еще были шаги…
Но они были на втором этаже. И снова заиграла эта песенка. Тогда мы не обратили внимания, ночью это прекратилось. Сегодня опять. Мы играли в карты и вдруг на втором этаже опять шаги и опять песенка, ужасно скрипучая, она играла минут 5, мне стало не по себе (так как я трусишка) и я выбежала на улицу. Так случалось еще несколько раз. Потом мы, наконец, решили разобраться в этом и подняться на 2 этаж, чтобы узнать что это.
Мы поднялись и просто замерли, и не могли пошевелиться. В воздухе висела та самая игрушка и крутилась в разные стороны. Так продолжалось секунд 30, а потом руль упал и все прекратилось…
Дело было осенью в нашем парке.
Время примерно 16 часов, еще светло. Сентябрь выдался очень теплым, и я шел по Парку в одной футболке, наблюдая за прохожими, детьми, собаками. Внезапно подул сильный ветер и начался настоящий ураган из листьев. Ничего не было видно, листья кружили повсюду. Я слышал детский смех, где-то вдалеке. Веселый, беззаботный смех детской радости.
Вдруг мне послышался раскат грома, листья закружились еще безумнее. Я не хотел мокнуть под дождем и пошел в направлении дома, я полагал тогда, что мой дом находиться в верной стороне. Опять детский смех, но на этот раз смех был противным и душераздирающим. Смех все нарастал, как будто тот, кто смеяться приближался ко мне, но я не мог толком ничего разглядеть. Так было минуты две. Ветер успокоился и листопад прекратился.
Меня сразу поразила невероятная тишина. Смех тоже исчез. В парке не было ни души. Мне стало не по себе. Тут я почувствовал холод. Как будто температура с +20 упала до 0. Еще раз осмотревшись я пошел в сторону дома.
Когда я подошел к дому меня охватил шок. Дом стоял выгоревший. Разбитые окна и копоть. Тут я заметил, что и сам двор выглядит ужасающе. Повсюду был строительный мусор. Все качели и другие детские качели были заржавевшими и отчасти сломанными. Я потянулся в карман за телефоном. Сигнала нет, телефон не может определить, где я.
Я стол как парализованный минут 10, не ощущая холода. Я посмотрел на небо и чуть не лишился дара речи. На небе не было солнца, но светло было как днем. У меня началась паника я побежал туда где раньше была моя квартира. Двери не было, лишь выжженный остов дверного проема. В квартире беспорядок. Куча пепла, сажи и обугленных частей мебели. Прошел в мою комнату – та же картина. Раздался снова этот ужасный смех. Я буквально остолбенел. Смех исходил из коридора. Собравшись с духом, я вышел в коридор и заметил, как из квартиры кто-то стремительно выходит. Смех, смех звучал в моем мозгу. Не зная, зачем я побежал вдогонку. Выйдя из подъезда меня, снова ожидал шок. Весь двор горел. В огне были видны люди. Некоторые были еще живы, другие просто догорали. Я заметил силуэт ребенка вдали, он убегал. Я погнался за ним.
Добежав за ним до остановки, я увидел обгоревший трамвай. В нем находился ребенок. Он смеялся и плакал одновременно и, не отрываясь, смотрел мне в глаза. Я зашел в трамвай и двери закрылись. Я сел напротив него.
– Не бойся, скоро все кончиться.
Яркий свет. Мы ехали в сторону, где нет рельс. Я посмотрел, водителя не было. Мне захотелось спать.
Очнулся я в больнице на операционном столе. Я был без сознания в течение двух дней. Как потом стало ясно, я во время листопада я пошел не в ту сторону и выбежал на дорогу. Легковой автомобиль с мужчиной и ребенком ехал на меня. Водитель не успел среагировать…
На выходе из больницы меня встретил этот мужчина, он держал за руку ребенка, своего сына, наверное. Я сразу узнал его, это он был тогда в трамвае, но я не подал виду. Ребенок, увидев меня, рассмеялся, на этот раз смех был детским, беззаботным…
При жизни, ее дед очень хотел продать их дом, где жили бабушка, он, мать, отец, брат и моя подруга. Дом у них был большой и очень красивый! Так вот, деду за год до его смерти приспичило почему-то продавать дом. Никто не соглашался, а он все время искал покупателей. Но отец их прогонял вместе с бабушкой. Они просто не хотели этот дом продавать, который построили вместе.
Спустя год дед погиб. А еще через год моя лучшая подруга с семьей уехала в другую страну. Бабушка не согласилась ехать и осталась жить в этом доме. Спустя 5 месяцев у ее бабушки случился 2 инсульт. Мама подруги позвонила своей подруге, чтобы та присматривала за ней, пока отец вернется обратно.
Так вот, на второй неделе стала рассказывать подруга маме, что старушка будто свихнулась, стала разговаривать сама собой. Типа идут они с маминой подругой домой, а та сама с собой говорит: «Прошу, оставь меня, хотя бы на 2 месяца! Пока мои дети вернутся…» (после долгое молчание) и бабушка отвечает: «Хорошо….». Тетя не обратила внимание, мол, человек только-только отходит от болезни, мало ли.
Ну и бабушка вообще стала все забывать, почти потеряла память, со временем стала нести полнейший бред! Подруга мамина стала рассказывать, что каждый раз, как она приходила к бабушке, та говорила только одно: «Продайте дом, прошу вас!». Подруга отвечала: «Ты чего несешь? Ты сама этот дом построила, ты своему мужу не давала продавать, убивалась из-за дома, а тут уже продаешь?». «Ну пожалуйста, продайте дом!». Подруга мамина просто стала это игнорировать и ничего на эту ерунду не отвечала. Вскоре ее отец вернулся обратно, а та всего лишь говорила «Продай дом, прошу!». Отец ничего не отвечал снова, только смеялся и говорил, мол, мать, успокойся! Не неси ерунду!
Уже прошел один месяц, и через другой месяц должна приехать еще и тетя (дочь), так вот бабушка постоянно говорит: «Хоть бы моя дочь успела! Хоть бы успела приехать!..»
Так вот я и думаю, может быть, дед дал бабушке время? Два месяца? Чтобы продать дом и сохранить жизнь? Пока что неизвестно!
Мне было 18 лет и жила я с родителями в частном доме. Дом стоит крайний на посёлке, дальше только посадка, а чуть в стороне через посадку (метрах в пятистах) – местный погост.
Окно моей комнаты как раз выходит на посадку за домом, как раз за окном растёт абрикосовое дерево, в его тени даже в лунную ночь темень непроглядная. Со стороны моей комнаты дом идёт на спуске холма, поэтому там фундамент намного выше.
Теперь собственно, сама история.
Летней ночью я проснулась от ощущения тяжёлого взгляда. Принципиально, смотреть-то некому вроде – моя комната только моя, дверь закрыта. Я, не вставая, начинаю осматриваться – ведь пакостное ощущение никуда не делось. Запрокинув голову, я глянула в сторону окна и обомлела. В верхнем левом углу маячили два мутно-красных продолговатых пятна.
Тут уже я окончательно скинула с себя остатки сна и сжалась в комочек. Просто – инстинктивно.
Потом мне пришла в голову мысль, что это – идиотская шутка двух братьев, живущих через дорогу. Мы иногда обменивались “пакостями”. Злость пришла на место первому испугу и я мстительно подумала – было бы неплохо подкрасться к окну, отдёрнуть резко тюль и гавкнуть! Чтобы этим засранцам неповадно больше было ТАК шутить. И тихонечко, чтобы не шуметь (форточка открыта и меня мог выдать скрип кровати) сползла на пол. Не сводя глаз с пятен, я отползла чуть в сторону от кровати. Каково же было моё удивление, когда “ЭТО” моргнуло и повернулось следом за мной! Видеть меня человек не мог, шума я не производила. Всмотревшись получше (я была уже ближе к окну), стало различимо, что красные продолговатые пятна – действительно не что иное как глаза. Была различима радужка и зрачок. Если бы это и была шутка братцев-шутников, то слишком уж для них качественно выполненная. Тем более – ОНО время от времени моргало, плавно так, как положено. Не механически.
Тут я почувствовала снова приступ страха. И не придумала ничего умнее, чем “Отче наш”. Мысленно оттататорив молитву, в конце, как положено, попыталась перекреститься. А фига с два! Правая рука, которая только что нормально функционировала, повисла плетью как отлёженная. Если до этого были какие-то сомнения – тут они исчезли напрочь. Это – НЕ ШУТКА!
Честно сказать, страх прошёл. Я когда злюсь, обычно бояться забываю. ))) Взяв левой рукой повисшую правую, я всё-таки перекрестилась как положено.
ОНО удивлённо так моргнуло, чуть дёрнувшись назад, развернулось и исчезло.
Я до утра просидела не смыкая глаз. На рассвете, когда ещё мои домашние все спали, вышла из дома. Обошла его и ещё раз осмотрела “место преступления”. Никаких следов. Никто не мог бесшумно приставить лестницу (а без лестницы не добьёшься той высоты, где глазоньки были)- очень уж неудобное место. Я сама для “покрасить раму” днём лестницу устанавливала с трудом.
В общем, прошло много лет, а я так и не знаю – что ЭТО было. И чего ему от меня было надо.

Оставить ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *