Кровь Барыни - самые страшные истории в мире из реальной жизни > Страшные истории > Про домового, барабашку, полтергейст > Бродячие гробы Барбадоса

Бродячие гробы Барбадоса

(объяснение до сих пор не найдено)
Во время путешествия на остров Барбадос американские исследователи паранормальных явлений Лайонел и Патрисия Фенторп прикоснулись к давней загадке этих мест — «бродячим гробам»…
Если принять за аксиому, что законы причины и следствия по-прежнему управляют Вселенной — а это, как мы сейчас увидим, довольно спорно, — то «бродячие гробы» церкви Кристиан на заливе Ойстинс острова Барбадос представляют собой явное исключение, не вписывающееся в наши земные правила… Тяжелые свинцовые гробы в склепе приходского кладбища Кристиан-чёрч передвигались вопреки законам тяготения, и неоднократно…
Все началось в 1807 году…
В то время было общепринято заказывать для членов богатых семейств плантаторов свинцовые гробы, для переноса которых требовалось шесть человек. Так же этим гробам было нужно большее пространство для маневра, нежели мог пре доставить тесный склеп (4х2,5 метра).
В чем и убедились исследователи, когда оказались в этом специфическом храни¬лище и снимали основные размеры поме¬щения.
Склеп Чейзов-Эллиоттов был частично построен из традиционных, стандартных кирпичей XVIII столетия, а большей частью — из больших блоков коралла. Вход был первоначально закрыт плитой синего девонширского мрамора, которого больше там нет. Хотя все соору¬жение сначала (в середине XVIII века) предназначалось для семейства Эллиоттов, они так никогда им и не воспользо¬вались, что представляется странным ввиду его большой стоимости.
Гробница находится частично под землей. Восемь ступенек ведут вниз от кладбищенской дорожки к темному подземному этажу склепа, но лестница кажется более длинной, когда вы спускаетесь: вероятно сказывается переход от яркого Карибского солнца к полной темноте. Потолок выгнут подобно римским аркам, если смотреть изнутри, но вершина склепа плоская, когда рассматриваешь ее снаружи. Даже в самой высокой точке потолок располагается меньше чем на метр восемьдесят от пола.
По церковным записям, первым человеком, похороненным в этом склепе в июле 1807, была госпожа Томасина Годдард. Маленький гробик двухлетней Мэри Анны Марии Чейз был принесен через год, а 6 июля 1812 года за ней последовала ее старшая сестра, Доркас. Ходили разные слухи о смерти этой девушки. Диагноз Доркас был неопределенным и невнятным, как это часто случалось в XIX столетии, — подобно модному «угасанию» эпохи Регентства и ранневикторианской Англии. Шептались, что тирания ее отца, его жестокость и попытки кровосмешения – все это заставило Доркас уморить себя голодом в последнем отчаянном усилии сбежать от деспотии.
В августе 1812 года наступила очередь омерзительного отца Доркас — «почтенного» Томаса Чейза, по общему мнению, самого отвратительного человека на Барбадосе. Большинство островитян придерживались мнения, что его кончина вовсе не была преждевременной… Потребовалось четыре человека, чтобы снять большую мраморную плиту, поскольку склеп надо было повторно открыть, как распорядился покойный, решительно никем не оплакиваемый Томас Чейз.
И тут началось… Миниатюрный свинцовый гробик Мэри Анны был найден перевернутым в углу. Выглядело все так, как будто некая сила швырнула его туда — направо, через весь склеп. Хвала барбадосскому гробовщику — трогательная шкатулка была все еще не поврежде¬на. Гроб госпожи Годдард развернулся на 90 градусов так, что теперь лежал на боку, прислонясь задней частью к стене, словно отдыхая.
Семейства Брюстеров, Эймсов, Годдардов, Чейзов и Эллиоттов соединяли тесные семейные узы. Это и объясняло, что все они в свое время использовали то, что сегодня известно в специальной литературе как Склеп Чейзов.
Потрясенные участники похорон, состоящие главным образом из белых плантаторов, поспешили обвинить в беспоряд¬ке чернокожих кладбищенских рабочих. Была незамедлительно выдвинута версия, будто они ненавидели Томаса Чейза на¬столько, что решились отомстить ему именно таким образом. Чернорабочие всячески отрицали это, и их оправдания звучали убедительно. Их негодование по поводу зверского обращения с ними владельцев плантаций и управляющих было более чем объяснимо, но страх перед склепом, возможно посещаемым призраками, был куда сильнее чувства мести…
Маловероятно, что они могли тайно проникнуть в гробницу перед самыми похоронами Томаса Чейза и надругаться над гробами, тем более что ни к госпоже Годдард, ни к юной Доркас или младенцу Мэри Анне у них претензий не было.
Как бы то ни было, каждый гроб бы почтительно возвращен на надлежаще ему место. Томас был положен рядом женщинами, смерть которых лежала на его совести.
Тело 11-месячного Сэмюэля Брюстера Эймса было принесено в склеп 25 сентября 1816 года. В апреле, незадолго перед смертью мальчика, произошло короткое, кровавое, но неудачное восстание рабов. Такие трагедии были часты в начале XIX столетия на Барбадосе. Оно было особенно жестоко подавлено безжалостными владельцами плантаций.
Когда маленького Сэмюэля внесли, то обнаружили, что гробы снова в хаотическом беспорядке. И опять рабочих плантаций несправедливо обвинили последнем осквернении. На сей раз белые плантаторы думали, что вторжение в склеп было актом мести за тех pa6oв, которые были искалечены или убиты в время мятежа.
Однако исследователи этой проблемы указывали, что в склеп имеется толь ко один вход и что тяжелая синяя плит из девонширского мрамора по-прежнему надежно его припирает. Требуются четыре человека, чтобы ее поднять, а на ней не обнаружилось никаких признаке того, что недавно ее кто-то потревожил.
Свидетели отметили, что сами гробы были из свинца и очень тяжелы: все, кроме одного, в котором покоилось тело госпожи Годдард. Ее гроб был легкий, сделанный из дерева, и запросто передвигался. Томас Чейз, напротив, сам был грузны человек, весил более 100 килограммов, теперь он лежал внутри твердого деревянного контейнера, заключенного в свинцовую оболочку. Как только склеп открыли, чтобы внести тело маленького Сэмюэля Брюстера Эймса, то сразу увидели, что огромный тяжелый гроб Томаса находится на боку – и так далеко от первоначального места, насколько это позволяли размеры помещения.
Шестью неделями позже могила была открыта для погребения Сэмюэля Брюстера, отца младенца Сэмюэля. На самом деле старший Сэмюэль умер за семь месяцев до этого, во время мятежа рабов, и временно, захоронен в другом месте — в Сан-Фелипе. Но его родные и друзья решили перевезти его тело в семейный склеп.
Отвечающие за похороны Сэма начали с того, что тщательно исследовали мраморную плиту. Она лежала на своем месте, совершенно непотревоженной. Толпа зевак следовала за гробом. Мраморную плиту сдвинули в сторону полностью на глазах у очевидцев. Дневной свет едва пробился на восемь ступенек вниз в мрачные внутренности склепа… достаточно далеко для того, чтобы осветить жуткую картину: гробы снова были с яростной силой разбросаны. Их разметало примерно так же беспорядочно, как прежде. Деревянный гроб миссис Годдард сломался.
Ректор церкви Кристиан, преподобный Томас Ордерсон, и другие уважаемые граждане Барбадоса тщательно осмотрели хранилище. Сначала они подумали, что все дело в наводнении, но не нашли ни малейших следов воды. Они осмотрели пол и стены на предмет подозрительных трещин, которые могли бы указывать на свободный камень-шатун — подобный тому, который фигурировал в романе о графе Монте-Кристо, — и секретный проход; ничего такого не оказалось… Фрагменты гроба госпожи Годдард вместе с когда-то скреплявшей их проволокой были свалены у стены.
Когда Лайонел и Патрисия Фенторп обследовали подземелье и ближайшие окрестности, готовя прямую передачу по радио Би-Би-Си, то особо обращали внимание на возможность подтопления склепа. Но могилы располагались так близко к вершине склона, на котором стоит приходская церковь Кристиан, и так близко к церковному крыльцу, что незаметить наводнение просто невозможно. Морская вода от залива Ойстинс никак не смогла бы подняться так высоко.
Они также проверили всю кладку и стены, как Т. Ордерсон и его коллеги почти два столетия назад. Кирпичи и блоки из коралла выглядят твердыми, крепкими и нетронутыми; только большая плита синего девонширского мрамора отсутствует.
Невольно вспомнились мрачные обряды верований вуду, которые могли быть причастны к загадочным событиям. Но главным островом вуду всегда был Гаити, а не Барбадос, хотя традиции вуду и соблюдались на Барбадосе в то время, когда был потревожен склеп Чейза.
Исследователи встретились и говори¬ли с человеком, считавшимся носителем традиции «обеа». «Колдун предупредил нас, что нельзя брать что-либо из скле¬па, присовокупив к своему предупреждению длинную историю о том, что случалось с теми, кто так делал. (Кусок камня, который мы подняли с пола, находился уже в кармане Лайонела в то время, когда колдун «обеа» рассказывал нам все это, — и он все еще лежит, не причиняя вреда, в коллекции материалов по Барбадосу!)».
В 1816 году рабочие с плантации считали, что над склепом Чейза «висит» некое колдовское проклятие, и поэтому держались от него подальше. Владельцы плантаций, управляющие и заезжие моряки, тем не менее, по-прежнему испытывали жгучее любопытство к историям, связанным с этим местом, и с нетерпе¬нием ожидали следующей смерти в роду Эллиоттов-Чейзов.
Как завещала госпожа Томасина Кларк, умирая в 1819 году, подземелье должны были открыть снова. 17 июля на ее похороны собралось много народа. Губернатор, лорд Комбермер (иначе сэр Стэплтон Коттон), тоже был там. Он был участником наполеоновских войн, одним из лучших офицеров Веллингтона, четырежды вел свою конницу против отрядов Наполеона и даже имел шрамы в доказательство своих ратных подвигов.
Когда склеп открыли, чтобы хоронить госпожу Кларк, Комбермер оказался первым, кто увидел, что внутри снова беспорядок. Все гробы переместились, за исключением той самой жалкой кучки древесины, что осталась от гроба, некогда содержавшего останки госпожи Годдард. Эта кучка лежала по-прежнему там же, где рабочие кладбища оставили ее тремя годами раньше, — у стены. Если что-нибудь в склепе и могло передвигаться из-за землетрясения или наводнения, то это были бы, конечно, хрупкие части от гроба миссис Годдард — но именно они были единственным, что все еще оставалось на месте.
На сей раз три больших свинцовых гроба оказались под меньшими. На самом верху лежал ящичек с останками ребенка и другие обломки деревянного гроба госпожи Годдард, все еще крепко со¬единенные друг с другом проволокой.
Комбермер сам занялся этим делом. Он приказал насыпать песок на пол, чтобы на нем отпечатались в будущем какие-нибудь следы. Он также велел рабочим плотно зацементировать мраморную плиту. Затем он и несколько видных граждан Бербадоса сделали свои индивидуальные отметки на еще сыром растворе.
Комбермер не мог дождаться следующей смерти в роде Чейзов. 18 апреля 1820 года он решил еще раз открыть подземелье и исследовать его внутренности. Новости относительно намерений губернатора распространились как пожар. Рабочие с плантации, хотя и с большой неохотой, но были вынуждены повторно открыть склеп. Печати в крепком цементе не были повреждены.
Все гробы снова передвигались по помещению. Слой песка на полу, насыпанный по приказу губернатора, не по¬казал ничего: ни отпечатков, ни призна¬ков наводнения, ни следов волочения. Конструкция склепа казалась все такой же незыблемой, как и в день, когда он был построен.
Комбермер и компания были расстроены. Сам губернатор не боялся в жизни ни Бога, ни черта, его поведение на поле битвы могло это доказать. Но и для него было уж слишком много таинственного в подземелье Чейза! Он дал распоряжение хоронить все гробы в других местах, и злополучный склеп в церкви Кристиан опустел на два века.
За это время исследователи успели предложить несколько гипотез, но даже е лучших из них концы с концами не сходились. Один предположил, что гробь; вовсе не перемещались сами по себе по склепу, а во всем виноваты зловещие мастера масонского заговора. Преподобный Томас Ордерсон (который исполнял свои обязанности на похоронах), Натан Лукас, майор Финч, Ваучер Кларк и сам Комбермер были объявлены участниками этого заговора, целью которого было представить историю гробов как своего рода масонскую басню о смерти и возрождении. В 1988 году Джо Никелла вел исследова¬ние именно в этом направлении.
Огромные тропические грибы-дожде¬вики, как считают, тоже могли быть при¬частны к этому загадочному перемеще¬нию. Отчет о барбадосских гробах, написанный Валентайном Диаллом, появился в «Эврибадис уикли» 19 июля 1952 года. Вскоре Грегори Эймс, который тогда жил в Твикенхэме, Миддлсекс, Англия, прислал Диаллу копию письма, якобы написанного его прадедушкой на Рождество 1820 года. Письмо касалось младенца Сэмюэля Брюстера Эймса, и в нем приво¬дилось несколько любопытных случаев, связанных со склепом Чейзов. Автор полагал, что большие шаровидные грибы (типа тех, что существовали в пещерах Гондураса) так или иначе попали на Барбадос и нарушили покой свинцовых гробов, пробившись из земли под ними. Эти грибы, как известно, взламывают и тяжелые камни из мостовых.
Автор письма 1820 года также сообщал, что один очень старый рабочий с плантации сказал ему, что из склепа иногда доносились странные звуки, подобные приглушенным взрывам. Эти необъясненные звуки могли производить и дождевики, разрываясь на части. Но когда члены команды Комбермера обыскивали подземелье, они бы увидели и распознали остатки любых грибов-дождевиков, тем более таких мощных, чтобы поднять свинцовые гробы.
Любители разных психических феноменов заинтересовались деревянным гробом госпожи Годдард. Он был единственным, который остался на своем месте, когда вокруг передвигались тяжелые металлические предметы. Несчастная госпожа Годдард — подобно молодой Доркас Чейз, — вероятно, совершила са¬моубийство. В архивах имеется несколь¬ко документов, которые сообщают о странных явлениях, связанных с подобными трагедиями.
Если мы допустим, что существуют такие вещи, как полтергейст, связанные с миром людей и духами самоубийц То-масины Годдард и Доркас Чейз, и что именно они так или иначе перемещали гробы на Барбадосе, то откуда эти бес¬телесные создания получали энергию? Является ли она психической или физи¬ческой? Получается, что в подземелье Чейзов некие мощные сгустки энергии время от времени разряжаются, играя в кладбищенский футбол свинцовыми гробами.
И еще — коли во всем мире многие несчастные люди отнимают у себя свою собственную жизнь, то почему случаи, подобные случаям с барбадосскими гробами, столь редки?
Можно возразить: а за счет каких ресурсов энергии – это относится и к другим феноменам полтергейста – дух перемещает материальные предметы? Теории, которые объясняют барбадосские перемещения гробов тем, что беспокой¬ный дух госпожи Годдард разбрасывал их по кругу, столь же неудовлетворитель¬ны, как те теории, которые пытались объяснять природу воды, говоря, что она вышла из реки или упала с неба в виде капель дождя. Утверждать, что необходимая сила или энергия «произошла из самоубийства госпожи Годдард или Доркас Чейз, не значит объяснить происхождение этой силы. Мы должны знать точный, измеримый, научный характер силы и каким образом она высвобожда¬лась при самоубийстве.
И при этом наводнение и землетрясение не могут объяснить все случавше¬еся, потому что беспорядки в склепе Чейзов тогда оказываются слишком локальными. Значит, гробы были переме¬щены причудливыми природными силами, еще не показавшими себя традици¬онной науке? Эрик Франк Расселл, никогда не страдавший от дефицита хороших идей, предложил теорию неких «пузырей отрицательной гравитации». Известный путешественник фон Деникен назвал в качестве виновников всего инопланетян.
А почему нет? В принципе возмож¬но, что инопланетные наблюдатели про¬вели несколько экспериментов в склепе Чейзов. Возможно, они включали какие-нибудь свои лучи с диапазоном, способ¬ные переместить металлические объекты, но не деревянные. Может быть, именно поэтому гроб госпожи Годдард развалился на «доски и проволоку» и за¬стыл под стеной, в то время как другие прыгали по всему подземелью?
Или за этими гипотетическими экс¬периментами инопланетян скрывалось некое психометрическое тестирование людей? А может, они пробовали выяс¬нить, как человеческий мозг реагирует на явления, которые не может объяснить? Оказалось, что этот склеп — не единственный, где перемешаются гробы.
Имеются сообщения о других подземельях, где гробы, как утверждается, подскакивали на месте, подобно созревают мексиканским бобам, и некоторые этих склепов находятся далеко от Барбадоса.
Через четверть столетия после странных случаев в склепе Чейзов, запечатанном по приказу Комбермера цементом и его собственным кольцом с печаткой, о сверхъестественных происшествиях сообщили с тогдашнего Курессааре — раньше называемого Apeнсбургом, а теперь Сааремаа, а первоначально идентифицированного на карте как Эзель, остров в Балтийском море у берегов Эстонии. Посетители местного кладбища утверждали, что их лошади ведут себя странно. Они казались возбужденными и нерешительными, когда их привязывали около мест погребения. Некоторые лошади, как считают, сходили с ума, и одна, по сообщениям, умерла в отчаянных попытках убежать.
Описанные здесь случаи были подобны тем, что имели место на Барбадосе. 24 июля 1844 года, когда здесь хоронили одного из семейства Буксхоуденсов, оказалось, что большинство ранних гробов нагромождены в центре склепа. Их снова поставили в приличном порядке, а семейство пожаловалось барону Гульденштуббе. Барон прореагировал так же, как Комбермер, а именно: добавил новые замки и поставил охрану.
Тремя днями позже склеп был осмотрен снова. Солдаты сообщили, что все тихо, новые замки нетронуты, гробы сложены в кучу в центре склепа как и прежде. Стали искать камни-шатуны и секретные туннели; не было найдено ничего.
При поддержке местного епископа Гульденштуббе приказал вскрыть разбросанные гробы; в них покоились только разложившиеся тела. Власти должным образом проверили все на предмет наводнения, но никаких следов воды не нашлось. Они исследовали часовню, стоявшую выше, и раскопали пол склепа — ничего. Повесили новые, еще более надежные замки; солдаты окружили склеп, и на пол его насыпали древесной золы, как это сделали с песком на Барбадосе.
Тремя днями позже склеп был повторно открыт, чтобы опять продемонстрировать царивший там хаос. Гробы валялись повсюду; некоторые были открыты. Пепел на полу не дал никаких нитей для поиска. Так же, как на Барбадосе, гробы были закопаны в другом месте и склеп Буксхоуденсов остался пустым. Любопытно, что один из молодых Буксхоуденсов, захороненных в потревоженном склепе на Эзеле, совершил самоубийство, а именно застрелился.
Другой случай перемещения гробов описан на страницах «Юропиен мэгэзин» в сентябре 1815 года, а также в книге Элджернона Э. Эспиналла «Древние сказки Вест-Индии». Побеспокоенный склеп находился в Стэнтоне, графство Суффолк, Англия. Здесь также гробы были обиты свинцом.
Но вернемся к главному объекту нашего интереса. Действительно сверхъестественное окончание нашей главной истории было описано Сайгоном Пробертом и Пэм Вильсон из Пенарта, что близ Кардиффа. Приехав на Барбадос в 1996 году на свадьбу своего друга, они посетили склеп Чейзов. Пэм — широко известный экстрасенс; ей не понравилась атмосфера склепа, и она не стала заходить в него. Саймон, сам распорядитель похорон по профессии, менее колебался, так что Пэм засняла его стоящим на ступеньках склепа. Все другие объекты на снимке были нормальны, но Саймон на ступеньках выглядел как размытое пятно. У них был с собой маленький компьютер для обработки изображений, и, преобразовав это пятно, они получили жуткую картину: изможденное лицо женщины, похожее на череп, и рядом — пятно эктоплазмы из сеансов столоверчения викторианской эпохи.
Пока придется остановиться на этом…
(с) Энциклопедический справочник ВЕЛИЧАЙШИЕ ТАЙНЫ МИРА. Издательство Вече 2000.

Оставить ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *