Кровь Барыни - самые страшные истории в мире из реальной жизни > Страшные истории > Про ведьм и колдунов > Алина. Встреча не состоялась.

Алина. Встреча не состоялась.

Здравствуйте, уважаемые читатели!
История произошла около 4 лет назад.
Родители мужа живут в частном доме, и вот собрались они как-то провести отпуск на море, а нас попросили пожить у них. За домом присмотреть, собак-котов кормить. Мы, естественно, согласились. А почему бы и нет? Ребенку 2,5 года, недалеко от дома лесок, ставок, свежий воздух.
В доме я почему-то чувствовала себя неуютно и днем старалась больше времени проводить с ребенком на улице. Первые пару ночей просыпалась от того, что по чердаку что-то каталось и шуршало. Муж успокоил, сказал, что коты или мыши бегают. Ну и ладно, ему видней. Я-то всю жизнь в квартире прожила и, если не считать криков соседей, ночных звуков не слышала.
Как-то муж допоздна задержался на работе, и я его уговорила (с трудом), чтобы он ехал домой (т.к. было намного ближе, заодно и квартиру проверить). Ночью проснулась от грохота. Было ощущение, что на чердаке не коты с мышами бегают, а стадо слонов орехами в футбол играют. Стало не по себе. Я встала, еще раз проверила все окна-двери. Все спокойно, никого нигде нет, только шум не прекращается. Захожу обратно в комнату, а у окна кот какой-то сидит и на меня горящими глазами смотрит. Заснуть не могла. Полночи с мужем по телефону проговорила, полночи телик смотрела. Самое интересное, что кот не уходил. Я уже и по окну стучала, и руками на него махала, а ему хоть бы хны. Сидит и смотрит…
Еще через день утром проводила мужа на работу, закрыла дверь на ключ и занялась с ребенком книжками-игрушками, не вставая с постели. Примерно через час слышу звук открывающейся двери и шаги по коридору. Первая мысль – муж что-то забыл и вернулся. Потом понимаю, что:
1 – он уже давно на работе;
2 – ключ один и сейчас торчит с внутренней стороны двери;
3 – если бы вернулся – позвонил бы.
Начинаю прислушиваться. Вроде затихло. Ну, думаю, все. Здравствуй, глюк, называется. И тут опять слышу шаги, приближающиеся к нашей комнате. Смотрю на ребенка. Сын бросает свои игрушки и с криком: «Папа пришел!» – пытается слезть с кровати. Я его за руку – и назад. Шаги замерли, ребенок вырывается, а мне страшно – до ужаса!
Сижу, мысленно непонятно кого и куда посылаю и одновременно у всех помощи прошу. Тут же звоню мужу, маме, одеваю ребенка – и на улицу. Муж сказал, что мне все показалось (ага, у нас с сыном общая галлюцинация была), а мама совет дала. На ночь я поставила блюдце с молоком, печенюшку и мысленно сказала домовому, что мы тут ненадолго, и попросила больше меня не пугать. До приезда родителей все было спокойно. Даже коты по чердаку бегать перестали.
Всё произошло после смерти моего дедушки. Мне было 7 лет, когда умер мой дедушка, и после его смерти в квартире стали происходить странные вещи.
После похорон, ночью, в бабушкиной комнате в книжном шкафу оборвалась полка с книгами, и когда бабушка стала собирать книги, она заметила, что из одной из книг выпало фото дедушки, и бабушка расплакалась. На следующее утро бабушка пошла на кухню попить чаю и заметила, что на столе стоит дедушкина именная кружка. Бабушка теперь живёт одна, она точно помнила, что не ставила дедушкину кружку на стол, и кроме неё это никто не мог сделать. Бабушка очень испугалась и вспомнила, что у дедушки была такая привычка, он всегда с вечера ставил свою кружку на стол, чтобы утром бабушка не забыла ему налить чаю. Бабушка взяла эту кружку и поставила в каморку. На следующее утро, когда бабушка зашла на кухню, на столе снова стояла дедушкина кружка, и так каждое утро. Бабушка перестала трогать эту кружку, и тогда на кухне сама собой стала биться посуда. Бабушка уже психически не могла это терпеть и решила пойти в церковь. В церкви бабушка помолилась и поставила за дедушку свечку. И после этого всё прекратилось и бабушка поняла, что он ушёл. А я думаю, что он просто не давал забыть о себе!
Моя подруга Люся – человек образованный, здравомыслящий и рациональный. Она непоколебима и цельна, как скала. Когда жизнь припирает меня к стенке и своей когтистой лапой сжимает горло так, что вываливается язык и вылезают глаза из орбит, я, задыхаясь от отчаяния, набираю Люськин номер. Несмотря на разницу между нами в восемь лет в мою пользу, Люсьена обладает тем житейским опытом и той многовековой женской мудростью, в сравнении с которыми я чувствую себя просто никчемным младенцем.
Люська, как кошка, всегда умела приземляться на четыре лапы. Жизнь заставила ее бороться и выживать. Когда-то в 17 лет работала в частной пекарне в ночные смены (что запрещено законодательством) и хлопалась в обмороки от переутомления. Когда-то в 18 лет бойко торговала спиртными напитками в должности продавца винного отдела, зарабатывая себе тем самым средства для оплаты учебы в колледже. А лет пять назад после выхода из декретного отпуска вынуждена была устроиться уборщицей, невзирая на тот факт, что до того работала главным бухгалтером фирмы. Люська справлялась со всем и со всеми! Я вовсе не нытик, но когда морально поистреплюсь, знаю, что у меня есть родная подушка, в которую можно уткнуться носом – это Люда. Наши отношения давно трансформировались из женской «бескорыстной» дружбы в родственную связь.
В начале весны у меня заболел муж. Обстановка нагнеталась с каждым днем. Диагноз никак не могли установить, поэтому наши далеко идущие планы на весну-лето летели в тартарары. Каждый вечер я подводила итог прошедшему дню и понимала, что если сегодня мужу не хуже, значит, уже хорошо, потому что любой день может стать для него последним, а значит, и для меня тоже.
Обычно в такие пессимистичные минуты раздавался звонок, и в мои нестройные мысли вторгался полный энергии, тепла и участия голос Люськи. Мы могли трепаться битый час о разных вещах: о болячках, о детях, о Боге, но разговор рано или поздно сводился к одному. Люсьена настойчиво рекомендовала: «Своди Димку к Алине».
Ох, уж эта вездесущая Алина! Люська «подсела» на нее с подачи покойной свекрови. Та несколько лет прибегала к ее услугам. В итоге свекровь все-таки умерла, но такие болячки не лечат даже супер-медики. Облегчение – вот какова была цель посещений, и, судя по словам Люси, свекровь его получала от знахарки. А знахарка ли она? Я даже сейчас затрудняюсь определить статус этой девицы. Да-да, именно девицы. Алина – вовсе не бабка с бородавкой на носу и горбом на спине. Обычная молодая женщина из Поволжья, снимающая квартиру в Москве и зарабатывающая своим даром. Я была удивлена: как же так? Если она так необычна, почему ее дар не имеет обратно пропорциональную зависимость от ее заработков? Деньги в банк – дар на убыль! Так должно быть? Оказывается, работает Алина без определенной таксы и на полулегальном положении. Ее имя вы не встретите в полосках газетных объявлений, пестрящих зазывалками на все лады: «Сниму, вылечу, верну…». Попасть к ней можно только по рекомендации знакомого, это раз. Во-вторых, денег она не берет буквально, из рук в руки, но если вы оставите вознаграждение на столе не в виде пакета молока, а в виде хрустящей денежной купюры, Алина не помчится за вами вдогонку с видом оскорбленной добродетели. Знахаркам тоже кушать хочется.
Люся не раз приводила в пример истории чудесного исцеления. Зная ее болячки, я про себя только изумлялась: “Ай да знахарка! Молодчина!”. А когда появился повод самой к ее помощи прибегнуть, я призадумалась.
Итак, муж вот-вот должен был выйти из одной больницы, чтобы тут же отправиться в другую. Для начала ему надо было все-таки выйти, а уж живым или нет – это только Богу известно! Это я и брякнула в сердцах Люське. Люсьена в очередной раз готова была дать мне телефон Алины и направить прямиком в лапища этой сомнительной знахарки.
Я возмутилась:
– Все продолжаешь шляться к этой своей? Небось, уже все болячки вылечила твоя Алина? Сейчас начнет тебе новые придумывать! А ты ходи и деньги отстегивай!
Я знала, что Люська не бегает прямо-таки каждый день, всего-то раз в полгода, но верить в чудеса у меня в тот момент не было сил! Однако, Люда не обиделась, понимая, что я в отчаянии и нахожусь на грани срыва. Она с присущей ей рассудительностью начала:
– Тихо, спокойно! Никто тебя силком не тащит. Возьми телефон. Созреешь – позвонишь. Лучше послушай, что у нас произошло недавно.
Недавно Люся с Шуриком отправились к Алине с очередной проблемой. Проблема была у нее, у Люськи. Я уж в подробности вдаваться не буду, но Алина «просканировала» болячку, назначила леченье и тут же переключилась на Шурика. Подруга моя воспротивилась: что за дела? Вроде, это она пришла с проблемой, муж Шура тут причем? Но Алина только зыркнула глазами в ее сторону, а сама усадила Шуру на табурет посреди комнаты. Люську она пригласила присесть в одно из кресел, а сама плюхнулась в соседнее.
– Как там Настюха? – поинтересовалась знахарка.
Настюшка – Люсина и Сашкина дочь. Ее тоже водили на сеансы поправки здоровья.
– Нормально, – опешила Людмила, – у бабушки.
Женщины на правах старых знакомых еще некоторое время мирно беседовали о ребенке.
– Что чувствуешь? – вдруг спросила она у Шурика.
– Горячо… – проблеял Сашка.
Люся изумленно захлопала ресницами, переводя взгляд с одной на другого. В облике ее мужа ничего как будто не изменилось.
– Давненько козочку-Настюшу не видела, – продолжила Алина с лучезарной улыбкой, – Да кто ж тебя так?
Последняя фраза была явно адресована не Настюхе! Люда ничегошеньки не понимая, проследила за взглядом знахарки. Та поднялась с кресла и указала на Сашку: «Смотри!». Сашка сидел на табурете босой, без носков (так требовал «ритуал»). Его ноги стали на глазах отекать, раздуваясь, словно резиновые изделия, которые кто-то накачивал воздухом. Кисти рук, покоившиеся на коленях, тоже приобрели неестественные размеры.
– Даже не сглаз! Настоящая порча, – констатировала знахарка, – сейчас еще хуже будет, терпи.
Дальше произошло невероятное. Конечности Шурика стали на глазах темнеть: сначала появилась легкая синюшность, затем ноги и руки приобрели зловещий фиолетовый оттенок и уже через несколько секунд стали угольно-черными.
Алина пригвоздила Люську взглядом к креслу и начала совершать обряд снятия порчи. Подробностей не ждите, их просто не будет.
Я, если честно, почти созрела и уже хотела было последовать люськиному совету и взять телефончик. Но, узнав о том, что знахарка порчи снимает, крепко призадумалась. Сначала я отнесла Алину к категории бабок-знахарок, что лечили с давних времен травами и заговорами. Моя прабабка такая была. Монахиня, но людей на ноги ставила. По-моему, в отношении Алины я ошибалась. Не обычная она знахарка. Сила этой девицы невероятна, и я ее недооценила. Когда же я поняла, с кем мне суждено встретиться, если я обращусь к ней за помощью, то почему-то мне расхотелось ее видеть. Я не знаю, какова энергетика этого загадочного человека и от кого идет посланный ей дар! «Господь дает дар исцелений святым», – сказал отец Флавиан. Кто-то посмеялся и обозвал его примеры «поповскими байками». Алина мне не показалась такой уже святой, чтоб иметь это дар от Бога. Встреча с необыкновенной Алиной так и не задалась. Может быть, я себя накручиваю, может быть, слишком мнительна стала с некоторых пор? Вон, моя железная Люся – и та – туда же, доверяет.

Оставить ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *